.RU

слово как знак не только называет понятие, но и осуществляет его - Г. М. Стрелковский теория и практика военного перевода


слово как знак не только называет понятие, но и осуществляет его. Мысль и речевое 'произведение, вы­ражающее ее, представляют собой неразрывное единст­во, ибо не могут существовать друг без друга, а в кодо­вых отношениях такое единство отсутствует, ибо кодо­вые прообразы совершенно независимы от кодовых образов (знаков).

В силу всего вышеизложенного мы не можем полно­стью согласиться с О. Каде в вопросе о том, что перевод­чик осуществляет лишь смену кодов. Модель О. Каде выглядит следующим образом:

Текст на ИЯ -^ Интеллектуальная обработка этого текста на семантико-функциональной основе —>• Смена кодов, т. е. сопоставление структурных элементов ИЯ с элементами ПЯ по эмпирически установленным законо­мерностям на основе знания языка и предмета высказы­вания -^ Создание транслята на основе знания норм ПЯ -^ Передача транслята новым получателям.

Эта модель привлекает своей коммуникативной ясно­стью, но этап «смены кодов» интерпретирован в ней весьма упрощенно, так как для перевода нет необходи­мости сопоставлять структурные элементы ИЯ и ПЯ.' В структурные элементы ПЯ нужно укладывать не эле­менты ИЯ, а познанный смысл исходного текста, т. е. безусловно выходить за рамки чисто лингвистических категорий.

Кроме этого, в модели перевода О. Каде допускается, на наш взгляд, еще одна неточность. Языковое выраже­ние той или иной мысли нельзя рассматривать как ее форму, как это делает О. Каде. В настоящее время все более и более признается, «что язык и мышление — это особые очень сложные явления, каждое из которых имеет свою специфическую форму и свое специфическое содер­жание» [91/374]. Формами мысли являются, в частности, понятия, суждения, умозаключения, а содержанием мож­но считать информирование, разъяснение, побуждение к действию, вопрос, выражение эмоций и пр. Формами в языке являются звуки, фонемы, морфемы, лексемы, пред­ложения, текст, интонация, содержанием—значение и смысл передаваемых сообщений, которые могут присут­ствовать в каждой из перечисленных форм. Но важно помнить, что для функционирования мысли и языка ис­пользуются одни и те же знаки, как это было показано выше. О. Каде не видит этой особенности языкового зна­ка и поэтому весьма упрощает проблему, относя разную категоризацию действительности в разных этнических коллективах только к языку. Для О. Каде «сегментиро­вание» действительности в разных языках — это лишь различия в «семантико-функциональной величине языко­вого знака» [169/75]. Далее вся проблема перевода ре­шается путем так называемой «актуализации отношений между элементами системы ИЯ и ПЯ» [169/76]. Но и здесь, по мнению автора, проблема не находит своего разрешения, потому что не существует изоморфизма между содержанием мысли и ее выражением. Дело не в том, что между элементами ИЯ и ПЯ существуют в по­тенции одно-однозначные отношения, а в том, что и ИЯ, и ПЯ могут выразить все, что отражено мозгом, т. е. осознано им. Действительность осознается в различных 'вариантах, под различным углом зрения, и задача пере­водчика заключается в выявлении инварианта сооб­щения.

Но несмотря на все это, модель перевода О. Каде об­ладает значительной объяснительной силой. Она пост­роена на схеме языковой коммуникации, рассматривает значение в семантико-функциональном плане, а следова­тельно, входит и в область прагматических значений, учитывает особенности отправителя и получателей сооб­щения, рассматривает семантическое содержание языко­вых выражений на базе ситуаций действительности. Все эти качества выдвигают эту модель на одно из первых мест в современной теории перевода.

Мы изложили наиболее распространенные направле­ния в решении проблемы перевода. Бесспорно, что все они способствуют решению этой сложной проблемы, так как рассматривают ее под разным! углом зрения и, ко­нечно, решают многие из выдвигаемых практикой вопро­сов. Установление закономерных соответствий между выражениями ИЯ и ПЯ вооружает переводчика набором уже готовых эквивалентов и приемами переводческой практики. Формально-структурные модели помогли бо­лее глубоко проникнуть в структуру самих языковых вы­ражений. Модель Ю. А. Найда позволила осуществить анализ языковых выражений с точки зрения универсаль­ных семантических категорий. Ситуативные модели пе­ревода позволили связать перевод с ситуациями действи­тельности, а коммуникативные модели перебросили мост и в область прагматических значений.

Таким образом, все модели, рассмотренные здесь, и те, которых мы не касались, значительно продвинули вперед создание общей теории перевода.

Важным выводом из рассмотренных выше концепций перевода является то, что мы смогли наглядно убедиться в принципиальной невозможности построения чисто линг­вистической теории перевода, способной решать все проблемы переводческой практики. Стало ясным также и другое: без обращения к понятию инварианта сообще­ния построить удовлетворительную теорию перевода нельзя. Наконец, мы установили и то, что адекватная об­щая теория перевода должна обязательно учитывать все три основные уровня анализа языка, а именно: синтакси­ческий уровень, когда принимаются во внимание лишь элементы языка и их взаимные отношения, семантиче­ский уровень, когда кроме вышеупомянутых отношений при анализе учитываются еще и отношения речевых про­изведений к ситуациям действительности, прагматиче­ский уровень, на котором, кроме того, учитываются от­ношения, складывающиеся между элементами языка и участниками КА, т. е. когда учитываются системы целей и функций, возникающие в ходе коммуникативного акга [127, 144]. Наряду с этим, следует принимать во внима­ние и информационный уровень, который учитывает об­щий характер информации (информирование, побужде­ние к действию, получатель информации).

Из всего вышеизложенного следует, что адекватная общая теория перевода' не может быть только лингвисти­ческой, как бы мы не интерпретировали понятие «линг­вистика»—микролингвистика или макролингвистика [14]. Общая теория перевода может быть построена лишь как комплексная дисциплина на базе лингвистики, включаю­щая в себя элементы философии теории познания, логики, математики, психологии, социологии, а возможно, и фи­зиологии высшей нервной деятельности.

Теория военного перевода должна базироваться на закономерностях общей теории перевода, истинность познаваемых закономерностей которых проверяется на конкретных примерах. В практике военного перевода од­нозначно установлено, что получение транслята возмож­но только на основе учета всех трех уровней анализа исходного сообщения (синтаксическом, семантическом и прагматическом.), а также особенностей не только сооб­щения, но и информации, так как именно они часто оп­ределяют характер языковых выражений. Например, на­личие или отсутствие помех в канале связи, доклад на­чальнику или сообщение равному по положению, приказание подчиненному, передача содержания трофейного документа и т. д. оказывают существенное влияние на выбор языковых средств не только в оригинале сооб­щения, но и в его трансляте.

• Подтвердим это положение несколькими примерами:

При переводе раздела «замысел боя» параграфа 1 бое­вого приказа бундесвера необходимо учитывать на син­таксическом уровне: принятую традиционную форму гла­голов в немецком оригинале—презенс—и обязательное введение побудительных конструкций в русском трансля­те; на семантическом, уровне: тот факт, что сообщение является одним из параграфов боевого приказа и поэто­му должно и в трансляте звучать как приказ; на праг­матическом уровне: иметь в виду, что в практике воен­ного делопроизводства даже последовательность пунктов и параграфов приказа говорит об их содержании; на ин­формационном уровне: учитывать особенности информа­ции, а именно, то, что в данном случае переводу подле­жит документ бундесвера, а не документ вооруженных сил другого государства, и, следовательно, необходимо все семантические единицы оригинала понимать относя­щимися к бундесверу.

Например:

Gefechtsführung

Die beiden vorderen Angriffsgruppen A und B überschreiten die Ablauflinie um 0800 mit vordersten Teilen im Zuge ihrer Angriffsachsen, um in raschem

Zupacken das Höhengelände WINKELHÖHE (7065)—ZABELHÖHE (7464) zu gewinnen (ZZ1).

Транслят:

Замысел боя:

Передовым, частям атакующих группировок А и Б перейти исходный рубеж в 8.00 и наступать вдоль указанной оси наступления с задачей быстрыми и энергичными действиями овладеть районом высот Винкельхое (квадрат 7065)—Цабельхое (квадрат 7464) (Промежуточный рубеж атаки № 1).

Следует иметь в виду, что в военной терминологии бундесвера и Национальной народной армии ГДР име­ются существенные расхождения. Так, в вышеприведен­ном примере некоторые понятия оригинала отсутствуют в терминологии ННА или имеют несколько иную соотне­сенность. Например, термин die Angriffsgruppe соответ­ствует в ННА понятию «ударная группа», а термин das Zwischenziel вообще не употребляется.

Без учета всех четырех уровней получить приведен­ный выше транслят было бы просто невозможно, так как выбор языковых форм транслята диктуется именно эти­ми уровнями.

1.3.2. Коммуникация и процесс перевода

Полностью понять сущность процесса перевода лишь 'путем сопоставительного анализа текстов оригина­ла и его транслята нельзя, так как пути получения экви-. валентных соответствий остаются в данном случае вне поля зрения, а сама эквивалентность устанавливается интуитивно. К тому же установление одних только структурных соответствий на основе анализа текстов на ИЯ и ПЯ чрезвычайно затруднено вариативным харак-repoMi языка, отсутствием отношения изоморфизма меж-'ду содержанием сообщений и речевыми произведениями. Однако процесс перевода нельзя рассматривать и в от­рыве от его результатов, ибо понятие адекватности пере-. вода приложимо лишь к тексту оригинала и той функ­ции, которую текст выполняет в среде получателей на ИЯ. Трудно не согласиться с А. Д. Швейцером, который пишет, что «теория перевода должна отразить процесс перевода во всей его полноте и, разумеется, включая его результат» [138/38].

По своей сущности процесс перевода представляет со­бой усложненный вариант одноязычного коммуникатив­ного акта. Но прежде чем мы приступим' к рассмотрению всех этапов и компонентов КА, нам необходимо подроб­но остановиться на сути самого исходного момента КА, т. е. того момента, на котором зарождается исходное со­общение, и условиться, что мы будем понимать под смыслом сообщения в КА.

Порождение речевого произведения обусловлено всег­да целым рядом внешних и внутренних для отправителя факторов, которые, взаимодействуя друг с другом, фор­мируют конкретное речевое произведение в КА. В ана­лизе КА мы исходим из аксиоматического предположения, что всякий КА представляет собой определенный вид деятельности, а именно речевой деятельности, в которой каждый речевой поступок преследует определенную цель, достижение которой необходимо данному индивиду в об­щественном и социальном плане, так как сам он являет­ся общественной единицей и вне общества существовать не может. Таким образом, речевая деятельность стано­вится для него составным элементом любой иной дея­тельности. Совокупность речевых поступков всегда вхо­дит в общий процесс осмысленной деятельности, какой бы характер она не носила: чисто интеллектуальный, чи­сто материальный или соединение того и другого вместе [67]. Поскольку любая деятельность человека осущест­вляется в обществе, постольку в ходе ее необходимо об­щение не только материальное, но и языковое. Следова­тельно, 'психологические предпосылки, справедливые для любой деятельности, 'применимы также и к речевой деятельности.

В любой деятельности различают всегда три сторо­ны: мотивационную, целевую и исполнительную.

Мотивы деятельности определяются под влиянием оценки реальных отношений и связей, складывающихся в объективном, внешнем для субъекта мире, а также под влиянием внутренних физических и психических состоя­ний субъекта. Мотив — это определенный повод как-то прореагировать на складывающуюся обстановку. Напри­мер, если возник спор между двумя индивидами, третий, присутствуя при этом споре, может принять или не при­нять в нем участие, причем этот вопрос будет решен этим третьим человеком лишь после определенной оценки свое­го места в данной ситуации, оценки своего социального ранга и своих индивидуальных способностей. Следова­тельно, мотив вызывает целую серию определенных опе­раций, ведущих к принятию конкретного решения—дей­ствовать или уклоняться от этих действий.

После такой координации операций мотив кристалли­зуется в коммуникативное намерение, которое часто именуется интенцией. Коммуникативное наме­рение возникает под влиянием внешних или внутренних побуждений, играющих роль мотива конкретного поступ­ка. В дальнейшем мы будем говорить лишь о речевых по­ступках, о речевой деятельности, поэтому все разбирае­мые компоненты будем относить только к ней.

Внутренние мотивы в значительной мере определяют­ся воздействием эмоций, гормонов, инстинктов и могут стимулироваться внешними воздействиями через органы чувств или сознательным побуждением через мозговые структуры.

Внешние мотивы определяются окружающей реальной обстановкой, которая может восприниматься непосредст­венно или осознаваться в результате осмысливания рече­вых сообщений. В последнем случае речевое произведе­ние играет роль внешнего побуждающего фактора.

Сложившееся коммуникативное намерение (интенция) определяет затем цель высказывания, т. е. вторую сторо­ну деятельности. Продолжая предыдущий пример, можно предположить, что у третьего лица возникло коммуника­тивное намерение принять участие в опоре, тогда, перехо­дя в область целей, коммуникативное намерение должно оформиться в конкретную цель—принять точку зрения одной из спорящих сторон либо попытаться примирить их. Таким образом, цель высказывания не тождественна ком­муникативному намерению, но всегда согласована с ним.

Все компоненты порождающей структуры КА тесно взаимодействуют друг с другом и оформляются в ин­тегральное понятие коммуникативного задания (КЗ). Следовательно, коммуникативное задание — это гомоген­ная, интегральная, т. е. нерасчленимая на отдельные ком­поненты, порождающая сила для конкретного речевого произведения. В нашем примере КЗ можно было бы оха­рактеризовать так: оценивая свои способности, социаль­ную роль и возможности, учитывая свое спокойное внут­реннее состояние и авторитетное положение по отноше­нию к спорящим, я могу примирить их точки зрения, опираясь на свои знания и опыт, и поэтому я обращусь сразу к ним обоим и скажу... Далее КЗ переходит уже в речевое произведение [119].

Однако получатель или получатели этого речевого произведения воспринимают не только его содержание, но также и его форму, и стилистическую окраску. Кроме того, получатель воспринимает и личность самого говоря­щего, наблюдает с внешней стороны его внутреннее со­стояние, оценивает и осмысливает внешнюю обстановку со своей точки зрения, которая отправителем сообщения уже переработана как ситуация действительности. Вспом­ним, что во введения мы определили ситуацию действи­тельности как фрагмент реальной обстановки, но уже ин­терпретированный в нашем сознании (см. 0.7).

Все эти восприятия: речевое произведение с его содер­жанием, формой и интонацией, сам говорящий с его внут­ренним состоянием и реальная обстановка общения вос­принимаются получателем сообщения как смысл речевого произведения. Следовательно, смысл речевого произведе­ния слагается не только из речевой информации, но также и из других компонентов КА, которые воспринимаются получателем сообщения. Необходимо подчеркнуть, что почти все перечисленные компоненты КА имеют место и в том случае, когда КА не имеет формы непосредственно­го общения, например, когда мы читаем книгу, документ или воспринимаем массовую информацию (радио, теле­видение) . Отсутствует только реальная обстановка об­щения. Но в случаях непрямого общения сам отправитель сообщения учитывает это обстоятельство и стремится вос­полнить отсутствующий элемент КА иными средствами. которые позволяют получателю сообщения домыслить от­сутствующий элемент. Правда, это домысливание не мо­жет быть для всех одинаковым, так как основывается на индивидуальном жизненном опыте, общей эрудиции, инди­видуальном тезаурусе и психическом состоянии. Объем смысла получаемого сообщения всегда зависит от разви­тости тезауруса получателя. Сообщение всегда содержит нечто новое, чего еще нет в тезаурусе получателя. С дру­гой стороны, получатель способен 'понять это сообщение лишь тогда, когда его тезаурус достаточно развит, чтобы воспринять тему сообщения и выделить в нем рему, т. е. осмыслить данное или уже известное и по­нять новое[60, 77, 78].

У получателя сообщения воспринятый им смысл вы­зывает определенную ответную реакцию, которую можно интерпретировать как функцию речевого произведения.

На этом этапе КА переходит уже в исполнительную часть речевой деятельности. Получатель либо принимает к све­дению содержание полученного сообщения, либо присту­пает к определенным физическим действиям', либо пред­принимает сам ответный речевой поступок. В ряде слу­чаев сообщение оказывает эмоциональное воздействие, т. е. опять-таки вызывает какую-то ответную реакцию.

Наглядно компоненты смысла в КА можно изобразить в виде схемы.

На схеме / главные структурные элементы КА (отпра­витель и получатель сообщения) показаны заштрихован­ными прямоугольниками, остальные элементы — прямо­угольниками различной величины, их взаимодействие по­казано стрелками, • их внутренняя нерасчленимость — объединением отдельных прямоугольников в более крупном. Рассматривая схему, мы обнаруживаем, что по­лучатель сообщения с его функцией речевого произведе­ния сам является не только элементом, получающим со­общение, но и элементом ситуации действительности для отправителя сообщения, а также и элементом воздействия на его внутреннее состояние. Эмоциональное состояние получателя, спокойное или возбужденное, манера его ре­чи и т. д. оказывают существенное 'влияние на формиро­вание КЗ у отправителя сообщения. Таким образом, сам получатель попадает в речевое произведение как частица его смысла.

Непосредственное воздействие реальной обстановки и личности отправителя на смысл может быть весьма раз­личным: от нулевого до максимального, когда почти все содержание сообщения передается не самим речевым про­изведением, а лишь этими непосредственными, связями. Например, два друга встречаются неожиданно, и один из них может выразить свое удивление с различной степенью экспрессии:

— Я удивлен тем, что встретил тебя здесь!

— Это ты? -

— Ты?

— Оо! . На схеме/речевое произведение представлено рас­члененным на значение, обозначение, выражение и фор­му. Это деление требует некоторого разъяснения. .

Смыслообразующими элементами всякого речевого произведения являются всегда уровни семантической структуры языкового знака (уровень действительности, уровень мыслительных отношений, уровень языка). Имен­но это и отражено на схеме 1 членением речевого произ­ведения. Значение отражает те части смысла, которые реализованы в лексических значениях отдельных слов и в их совокупностях, составляющих предложения. Обоз­начение — это соотнесенность речевого произведения с отраженной в нем ситуацией действительности. Выра­жение — это прагматические компоненты коммуникатив­ного задания, в том числе и эмоционально-экспрессивные. Форма же речевого 'произведения объединяет все пере­численные компоненты смысла и в свою очередь сама мо­жет нести определенное смысловое содержание (напри­мер, аллитерации, ассонансы и пр.). Преимущественное употребление или неупотребление тех или иных форм вы­ражения создает определенную стилистическую окраску высказывания, а окраска—это тоже элемент смысла.

Мы видим, таким образом, что коммуникативное зада­ние является ведущим элементом всего передаваемого смысла в КА, но смысл включает в себя еще и непосред­ственные элементы, участвующие в коммуникативном ак­те помимо КЗ.

У получателя сообщения смысл реализуется в функ­цию речевого произведения, которая была определена во введении как результирующий коммуникативный эффект в ходе общения. Как отмечалось, функция речевого про­изведения всегда соотносится с действиями получателя сообщения, что и показано на схеме.

Смысл речевого произведения можно рассматривать только на фоне всего КА, поэтому чисто лингвистические концепции смысла для переводчика неприемлемы. Про­никновение же во все элементы передаваемого в КА смысла становится важнейшим этапом работы перевод­чика. Естественно, что далеко не всегда переводчику не­обходимо скрупулезно докапываться до 'всех гомогенных 'компонентов КЗ, проникать во внутренний мир отправи­теля сообщения и учитывать взаимодействие самих уча­стников КА. В ряде случаев доля этих компонентов в об­щем смысле высказывания оказывается незначительной, это тем более вероятно, когда сообщение с самого начала не ориентировано на непосредственных получателей, ког­да сам отправитель рассматривает их лишь как потенци­альных получателей и непосредственно их не восприни­мает. Но общая модель смысла должна, несомненно, учитывать все возможные его компоненты, так как лишь • здесь переводчик получает все необходимые указания на пути познания смысла высказывания для всех случаев практики, в том числе и для тех, когда без обращения к внелингвистическим компонентам смысла понять содер­жание высказывания оказывается затруднительным.

Ознакомившись со структурой смысла, можно перейти к рассмотрению и самого акта коммуникации.

В дальнейшем, изложении смысл речевого произведе­ния будет постоянно пониматься нами в виде обобщенно­го содержания со всеми представленными на схеме / ком­понентами без специального выделения КЗ и ситуации действительности, хотя в ряде конкретных случаев пере­водчику приходится чаще всего обращаться как раз к этим элементам смысла. Но этот вопрос уже рассмотрен нами и, чтобы не усложнять дальнейшего изложения, мы будем постепенно, по мере уяснения сложной структуры тех или иных компонентов КА в процессе перевода, пред­ставлять их в виде обобщенных элементов структуры, вы­деляя лишь те из них, которые играют существенную роль именно на рассматриваемом этапе КА.

Итак, передаче по каналу связи в КА подлежит смысл речевого произведения со всей его сложной структурой и содержанием. Смысл формируется в мозгу отправителя сообщения первоначально в понятийном ви­де на основе его тезауруса и затем уже осознается отпра­вителем в языковой форме. Для передачи по каналу связи этой формы смысла мозг вырабатывает соответствующий каналу связи нервный сигнал и направляет этот сигнал в соответствующий ему преобразователь. Следовательно, нервный сигнал и преобразователь определяются выбран­ным каналом связи. В качестве канала связи могут слу­жить либо звуковые колебания воздуха (звуковая члено­раздельная речь), либо письменное оформление сигнала связи (письменная речь), либо, наконец, различные же­сты у нормальных людей или кинестезическая речь глу­хонемых.

В соответствии с избранной формой сигнала связи при помощи нервных сигналов включаются те или иные пре­образователи: либо артикуляционный аппарат звуковой речи, либо двигательный аппарат руки для написания букв и слов, либо аппарат жестикуляции.

Преобразователь переводит сообщение в разряд ин­формации, т. е. отсылает сообщение по каналу связи.

Превратившись в информацию (при этом термин «инфор­мация» следует понимать в том смысле, который был предложен во введении (см. 0.4), сообщение курсирует по каналу связи до тех пор, пока оно не будет получено со­ответствующим преобразователем получателя, где насту­пает обратный процесс переработки информации в нерв­ные сигналы, поступающие в соответствующие отделы мозга. При этом как у отправителя, так и у получателя мозг при помощи обратной связи постоянно контролирует работу преобразователя, настраивая его определенным образом для получения наиболее эффективной связи. От­правитель может в зависимости от этого регулировать силу своего голоса, получатель обострять свой слуховой аппарат, компенсируя тем самым' воздействие на канал связи всевозможных помех. Помехами могут быть: нераз­борчивость артикуляции, дефекты речи, неразборчивость шрифта, посторонние шумы в пространстве, где распрост­раняются звуковые колебания и пр.

Мозг получателя на основе языка, общего для него и отправителя сообщения, переводит сообщение в область .своей понятийной сферы, т. е. в область своего тезауруса. Важно при этом помнить, что тезаурусы отправителя и получателя сообщения никогда не совпадают полностью, они им.еют лишь некоторую общую часть, опираясь на ко­торую участники КА и добиваются взаимопонимания. Этот процесс весьма осложняется при отсутствии непо­средственной обратной связи, когда отправитель лишен возможности вносить некоторые коррективы в форму своего речевого произведения, чтобы нащупать как раз ту общую часть тезауруса, которая и является базой для взаимопонимания.

Осознанный смысл в сфере получателя сообщения ре­ализуется затем в соответствующую данному речевому произведению функцию речевого произведения и на осно­ве этой функции переводится уже в разряд не речевой, а какой-то иной деятельности, т. е. получатель начинает действовать. Результатом, этой новой деятельности может явиться опять же речевая деятельность или какие-либо иные поступки получателя.

Весь этот процесс можно представить в виде схемы, фиксирующей цсе описанные элементы функционирова­ния связи в ходе КА. .

На схеме ^ 2 элементы /, 2, 3, 4 относятся только к сфе­ре отправителя сообщения, элементы 11, 12, 13, 14 и 15

относятся только к сфере получателя сообщения, элемен­ты же 5, 6, 7, 8, 9, 10 относятся к ним обоим. Элемент 5— язык—является общим для участников КА, но знание языка фиксируется, разумеется, в мозгу каждого комму­никанта. Элементы 6 и 10, тезаурусы отправителя и по­лучателя сообщения—как об этом уже говорилось—не идентичны, но в значительной своей части они пересека­ются. Область пересечения тезаурусов составляет поня­тийную базу для взаимопонимания.

Элементы 7, 8 и 9 функционируют в пространстве вне сфер отправителя и получателя сообщения. Информация, курсирующая по каналу связи, подвержена воздействию различных помех и может в связи с этим претерпевать различные искажения. Избыточность языка в значитель­ной мере компенсирует это негативное свойство канала связи.

Рассматривая схему ^ 2, мы видим, что искажение со­держания сообщения может возникнуть либо в канале связи под воздействием помех (элемент 9), либо непос­редственно в понятийной сфере мозга получателя (эле­мент 13} из-за несовпадения тезаурусов 6 и 10.

Поскольку воздействие помех в канале связи может в значительной мере быть компенсировано избыточностью языка и избыточностью самих сообщений, которая проявляется в том', что главная мысль высказывания обычно ? несколько раз разъясняется разными речевыми произве- ;, дениями, этот род искажений можно не учитывать в об- | щей теории. Несовпадение же тезаурусов является более I важной причиной, учитывать которую при создании об­щей теории перевода приходится обязательно.

Элементы модели ^ 1—4, 5 и 6 и соответственно эле­менты 11—14, 5 и 10 работают как единая система с ' диалектическими связями, которую условно можно наз­вать системой мышления языка.

При учете этой модели для переводческой практики необходимо ясно представлять себе, что несовпадение те­заурусов 6 и 10 обусловлено не только различным инди­видуальным опытом участников КА, но и такими факто­рами, как подсознательная информация, оперативная информация, знания, интересы, социальная ориентация , коммуникантов, правила жизни общества, культурные тра­диции, т. е. теми факторами, которые формируют убежде­ния и взгляды, личности. Особую роль при этом играет фактор времени, который наиболее активно влияет на об—-щественную память и общественную культуру, определяя конкретную активность личности. Учитывать фактор вре­мени при осуществлении перевода весьма существенно, так как переводчик может выступать в роли получателя ' сообщения через значительный промежуток времени пос­ле начала курсирования сообщения в виде информации. За прошедший промежуток времени может значительно измениться конкретное соотношение между реальным отношением вещей в действительности и их осмыслением в виде ситуации действительности, т. 'е. ситуация действи­тельности, воспринимавшаяся отправителем сообщения, и ситуация действительности, воспринимаемая перевод­чиком, могут оказаться не идентичными, так как в ходе познания объективной реальности происходит развитие и переосмысление понятий, отражающих эту объективную реальность. Это положение тонко подметил С. Лем, гово­ря о том, что литературное произведение всегда недооп­ределено, потому что знаковые системы, передающие со­общения, не существуют сами по себе, а соотносятся с людьми, которые живут в развивающейся социальной среде, сами изменяют ее и тем самым воздействуют на

объективную реальность [65].

Итак, уже в одноязычном КА мы обнаруживаем це­лый ряд факторов, от которых зависит взаимопонимание

его участников. В принципе (см. схему ^ 2) смысл речевого произведения в сфере отправителя сообщения (1) не мо­жет быть тождествен смыслу того же речевого произве­дения в сфере получателя (14), так как все структурные элементы личности, расхождение между тезаурусами и даже своеобразие протекания мыслительных процессов у разных индивидов (что безусловно доказано современной наукой) оказывают свое влияние на весь процесс осмыс­ления принятой информации.

В теории военного перевода особое значение имеет то положение, что тезаурусы отправителя сообщения ^ 6 и его получателя 10 не совпадают. Одной из причин расхожде­ния тезаурусов является несовпадение понятий, в том^ числе и военных. Несовпадение военных понятий в раз­ных языках является весьма распространенным явлением (ом. 1.2.). Для военного переводчика точное понимание ис­ходного смысла всегда затруднено особенностями его личного тезауруса. Чтобы преодолеть эти затруднения, военный переводчик обязан расширить свой военный те­заурус до объемов среднего тезауруса носителей иност­ранного языка определенной социальной принадлежно­сти. Другими словами, военный переводчик обязан усво­ить всю систему основных военных понятий иностранного языка. Для военного переводчика, работающего с немец­ким языком, дело осложняется еще и тем, что необходимо учитывать расхождения в военных понятиях, существую­щие в вооруженных силах тех стран, где государственным языком является немецкий язык. Следовательно, услови­ем безошибочного и точного понимания любого (устного или письменного) военного сообщения на немецком' язы­ке для педеводчика становится умение приспособить свой личный военный тезаурус к военным тезаурусам различ­ных национальных армий.

Таким образом, уже анализ одноязычного КА позво­ляет увидеть трудности процесса понимания одноязыч­ных коммуникантов, т. е. участников коммуникативного акта на одном языке. При двуязычном КА, который тре­бует обязательного участия переводчика, процесс обще­ния значительно осложняется.


rossiya-segodnya-ili-chto-delat.html
rossiya-socialno-psihologicheskie-srezi-istorii.html
rossiya-tverskaya-oblast-risunkov-velikaya-otechestvennaya-vojna-1941-1945-gg-glazami-detej.html
rossiya-v-18-veke-chasov-domashnee-zadanie-data-provedeniya-mir-v-drevnosti-8-chasov.html
rossiya-v-globalnoj-politike.html
rossiya-v-mirovoj-energetike-xxi-veka-moskva.html
  • occupation.bystrickaya.ru/ob-otdelnih-resheniyah-prinyatih-sovetom-direktorov-nablyudatelnim-sovetom-emitenta.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/programma-razrabotana-v-sootvetstvii-s.html
  • turn.bystrickaya.ru/podprogramma-141-operativnaya-deyatelnost-v-ramkah-madridskoj-gaagskoj-i-lissabonskoj-sistem.html
  • studies.bystrickaya.ru/ekzamen-u-nas-v-shkole.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-obnovlenie-gumanitarnogo-obrazovaniya-v-rossii-a-p-cigankov-sovremennie-politicheskie-rezhimi-struktura-tipologiya-dinamika-uchebnoe-posobie.html
  • thescience.bystrickaya.ru/kafedra-grafika-plana-izdaniya-uchebno-metodicheskoj-literaturi.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/pravovie-ramochnie-osnovi-gumanitarnogo-sotrudnichestva.html
  • composition.bystrickaya.ru/piter-dalee-vezde-rossijskaya-gazeta-20012007-11-str-1-gosduma-rf-monitoring-smi-20-22-yanvarya-2007-g.html
  • grade.bystrickaya.ru/n---1330-1500-ned-disciplina-vid-zanyatiya-prepodavatel-mesto-provedeniya-zanyatiya.html
  • lecture.bystrickaya.ru/a-l-virovlyanskij-o-p-galkin.html
  • literature.bystrickaya.ru/diplomirovannogo-specialista-stranica-6.html
  • spur.bystrickaya.ru/kulturno-prosvetno-drushtvo-dok-kucura-rusini-karpatskoj-rusi-problemnie-voprosi-istorii-i-sovremennost.html
  • textbook.bystrickaya.ru/informacionnij-byulleten-5-maya-2012-goda-stranica-2.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/grazhdansko-pravovoj-institut-zashiti-prava-sobstvennosti.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zapis-pervonachala-programma-61-oznachayushee-i-istina-62-zapisannoe-bitie-64.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/uchebnoe-posobie-tomsk-2008-g-vvedenie.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-sankt-peterburg-2006-udk-plani-seminarskih-zanyatij-po-psihologii-i-pedagogike-metodicheskie-ukazaniya-pod-obshej-red-s-p-ezhova-spb-spbgti-tu-spb-2006-s.html
  • lesson.bystrickaya.ru/poslednyaya-cifra-stepeni.html
  • testyi.bystrickaya.ru/analiz-investicionnoj-privlekatelnosti-predpriyatij-zhilishnoj-sferi-08-00-12-buhgalterskij-uchet-statistika.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/osnovnie-dannie-obshie-dlya-aktivnih-veshestv-postanovlenie-ob-utverzhdenii-sanitarnogo-reglamenta-po-ustanovleniyu.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/russkaya-doktrina-novoe-oruzhie-soznaniya-stranica-36.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/soedinenie-lichnosti-i-sushnosti-dva-astrala-centr-sintez-n-i-siyanov-triumf-vidzhl-voina-konspekt.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-17-analiz-operacij-s-akciyami-bazovij-kurs-lekcij-i-osnovi-finansovih-vichislenij-uchebnoe-posobie-ufa-2001.html
  • esse.bystrickaya.ru/prosveshenie-shkola-i-pedagogicheskaya-misl-v-rossii-v-xviii-veke.html
  • reading.bystrickaya.ru/marketing-imidzha-bbk-65-0492.html
  • occupation.bystrickaya.ru/monitoring-smi-za-04-03-2011g.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/mcenskij-gorodskoj-sovet-narodnih-deputatov-stranica-2.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/referat-po-discipline-pravovedenie-na-temu-prestuplenie-ponyatie-priznaki-klassifikaciya.html
  • tasks.bystrickaya.ru/1-analiz-psihologo-pedagogicheskoj-literaturi-po-probleme-razvitiya-mishleniya-mladshih-shkolnikov.html
  • control.bystrickaya.ru/ekonomicheskij-obzor-islamskoj-respubliki-iran-iran.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zasedanie-ekzamenacionnoj-komissii-sostoitsya-28-marta-2011-goda-v-14-00-chasov-v-pomeshenii-upravleniya-ministerstva-yusticii-rossijskoj-federacii-po-yaroslavskoj-oblasti-po-adresu-g.html
  • testyi.bystrickaya.ru/aya-gurevich-idealnij-istorik-xxi-v-otechestvennaya-istoriya.html
  • write.bystrickaya.ru/gosduma-prinyala-v-pervom-chtenii-zakonoproekt-o-nekommercheskih-organizaciyah-novosti-20.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/spravochnik-putevoditel-prakt-vracha-stranica-9.html
  • studies.bystrickaya.ru/avtoreferat-d-issertacii-na-soiskanie-uchenoj-stepeni-stranica-4.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.