.RU

Социальная релевантность и социальная ниша психологии - страница 4








^ СООТНОШЕНИЕ ХАРАКТЕРИСТИК САМООЦЕНКИ И УРОВНЯ ПРИТЯЗАНИЙ

Автор: Е. В. ЗИНЬКО

© 2006 г. Е. В. Зинько

Аспирантка Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова

^ ЧАСТЬ 2. УРОВЕНЬ ПРИТЯЗАНИЙ И ВАРИАНТЫ ЕГО СОЧЕТАНИЙ С САМООЦЕНКОЙ

Представлен аналитический обзор отечественной и зарубежной литературы, посвященной рассмотрению уровня притязаний и его соотношения с самооценкой по параметрам высоты, адекватности, устойчивости. На протяжении длительного времени описываемые конструкты отождествлялись, однако в цикле специально проведенных экспериментальных исследований было выявлено, что соответствие уровней указанных образований по всем изучаемым параметрам фиксируется только в половине случаев. Их рассогласование по высоте сопряжено с ростом личностной тревожности, агрессивности и фрустрированности. Подобное аффективно-мотивационное сопровождение не отмечается при расхождении самооценки и притязаний по устойчивости и адекватности.

^ Ключевые слова: самооценка, уровень притязаний, соотношение их параметров, тревожность, агрессивность, фрустрированность.

Понятие уровня притязаний. Термин "уровень притязаний" был введен в школе немецкого психолога К. Левина. Появление данного концепта связано с феноменом, открытым в опытах Т. Дембо. Чтобы вызвать гнев испытуемых, им предлагали очень трудные или вовсе не решаемые задачи. Оказалось, что, если поставленная цель была слишком сложной для обследуемого, он ставил перед собой более легкую задачу, приближенную "к исходной цели, которую человек хочет достигнуть по этапам. Вот эту промежуточную цель Т. Дембо и назвала уровнем притязаний (anspruchsniveau) данного момента, обозначив тем самым спонтанный переход субъекта к доступной ему деятельности с указанием величины шага на пути решения основной задачи" [6, с. 3].

В психологической литературе имеется довольно много различных определений уровня притязаний (УП). Дж. Фрэнк понимал под ним тот уровень трудности в знакомом задании, который индивид определенно берется достигнуть, зная уровень своего предыдущего выполнения в этом задании. Надо сказать, что такая интерпретация УП до сих пор встречается в отечественной психологии [40]. В. Н. Мясищев [32] подразумевал под УП качественно-количественные показатели, которым должна удовлетворять, с точки зрения исследуемого лица, его производительность. Для Е. А. Серебряковой УП - это потребность в известной самооценке (СО), принимаемой и одобряемой человеком [39]. Рассматривая определения УП, даваемые различными исследователями, Л. В. Бороздина отмечает, что в них подчеркиваются отдельные аспекты и как следствие термин приобретает множество вариативных значений, а это способствует неоднозначной трактовке данного феномена [6]. Но все-таки большинство авторов сохраняют - в качестве наиболее общего - понимание УП, близкое к исходному, т. е., как "уровня трудности выбираемых субъектом целей" [6, с. 10 - 11].

Первое глубокое изучение процесса выбора УП принадлежит Ф. Хоппе. Он же открывает возможность более широкой трактовки этого концепта, подразумевая под ним цель последующего действия. В силу того что предметом интереса исследователя являлось изучение проблемы успеха и неудачи, которым обычно приписывали смысл принципа выбора, Хоппе подходит к установлению УП как к модели ситуации выбора действия. Он указывает на тот факт, что для каждого человека существует зона действий, эффект которых способен вызвать определенную позитивную или негативную реакцию; она весьма ограниченна и довольно специфична. Это означает, что УП формируется только в определенном диапазоне сложности. Как правило, его верхний предел соответствует пределу работоспособности субъекта, т. е. названный интервал примерно совпадает с границами возможностей индивида [6]. Позже этот интервал стали называть "зоной средней субъективной сложности" [42]. Если пробы оказываются слишком трудными или слишком простыми, то результат действий не переживается в

стр. 15



качестве успеха или неудачи и оценивается в соответствии с содержанием задания как объективная данность.

Хоппе удалось открыть довольно устойчивый феномен: повышение УП после успеха и снижение его после неудачи. Он отмечал, что изменение УП обычно следует только после относительно устойчивого повторения позитивного или негативного результата, а не сопровождает единичный успех или неудачу. Позднее М. Юкнат в своем эксперименте подтвердила эти данные: в большинстве случаев после успеха наблюдается увеличение УП, после неуспеха - уменьшение. При этом успех более однозначно определяет подъем УП, неудача же дает вариативную реакцию. Таким образом, готовность поднимать притязания в результате успеха сильнее, чем тенденция снижать их при неудаче (см.[ 6]).

Большой заслугой Хоппе является введение в психологию понятия "идеальная цель" - цель, которая стоит за отдельным актом и управляет поведением человека. Он указывает на то, что в каждый момент УП испытуемого согласуется с одной из целей, но общий образ действия индивида подчинен более широкой цели, превышающей задачи отдельных актов. Важным представляется также разграничение притязаний субъекта и уровня задания как внешнего влияния. Хоппе считал необходимым различать УП, уровень достижений и уровень задания [6].

Подводя итоги работам, проведенным в 1930 - 1940-е гг., К. Левин выделяет ряд направлений в изучении феномена выбора притязаний. Он исходит из следующего положения: человек добивается определенной цели, а не просто выполняет действие, при этом то, чего хочет достигнуть субъект, и есть его идеальная цель. В силу того что ее достижение на данном этапе оказывается трудным или невозможным, индивид избирает более реальную цель - цель действия. В качестве критерия УП обычно и рассматривается уровень последней. Целевая структура субъекта может содержать значительное число уровней, различающихся по степени реальности: мечты и фантазии; уровень, достижимый при объективной оценке ситуации; низкий уровень, на котором может оказаться человек при неблагоприятном исходе ситуации. На этой же шкале локализованы идеальная и реальная цели, дистанция между которыми может быть разной и варьирует в ходе действия. Это расстояние Левин называет внутренним несоответствием. Важными характеристиками УП являются: различие между уровнем цели действия и уровнем предыдущего выполнения - целевое несоответствие, показывающее степень отстояния цели нового действия от предшествующего достижения, и расхождение между уровнем намеченной цели и фактическим исполнением - несоответствие достижения. Знак и величина последнего являются двумя основными факторами, определяющими переживание успеха и неудачи [6].

Необходимо отметить, что формирование частной цели действия подвержено влиянию ряда факторов, т. е. УП сложно детерминирован. Левин попытался классифицировать детерминанты УП, разделив их на ситуационные и более стабильные (социально-психологические и личностные). Влияние одного ситуационного фактора проследил еще Хоппе, указав на тенденцию к повышению УП вслед за успехом и к снижению после неудачи [6].

В работе B. Steisel и B. Cohen, посвященной исследованию влияния успеха и неудачи на УП, обнаружен несколько иной факт: возрастание притязаний (делается попытка решить более сложные задания) и сокращение времени выполнения при нескольких неудачах в решении арифметических задач у студентов [57]. Этого не происходит при слабых неуспехах. Приведенные данные, в целом, не противоречат результатам Хоппе, поскольку, как говорилось выше, неуспех вызывает вариативную реакцию. Подъем УП после неудачи и снижение после успеха квалифицируют как "атипичные шаги".

Другой временной переменной Левин считает перенос успешного и неуспешного опыта, достигнутого в отдельной задаче или в части эксперимента, на другую. Кроме этого, в группу ситуационных можно включить: так называемый ранг трудности, особенности инструкции, содержание задач или тип исследуемой способности, степень значимости для субъекта выполняемой деятельности (большая значимость задания повышает УП), отношение испытуемого к эксперименту и экспериментатору и отношение последнего к обследуемому (атмосфера сотрудничества способствует увеличению УП, конфронтация - снижению), характер социальной ситуации, элемент соревновательности, эмоциональный настрой испытуемого, ценность возможного вознаграждения [6]. Интересны данные об особенностях функционального состояния при успехе и неуспехе [3]: первый приводит к повышению активации вегетативной нервной системы, второй - центральной.

В качестве устойчивых детерминант УП Левин выделяет групповые стандарты, культурные факторы и прошлый опыт [6]. Воздействие на индивидуальные притязания достижений и ценностей (академических, социальных, этнических) группы прослежено в работе C. Bagley [43]. Обнаружено, что англоязычные граждане, составляющие большинство населения Австралии, выбирают более престижные профессии, чем представители небольших этносов (испаноговоряшие, выходцы из

стр. 16



Азии); подростки, чьи родители имеют высокое социально-экономическое положение в обществе, предпочитают престижные профессии, поступая в соответствующие учебные заведения.

Каждый человек приступает к работе с определенным УП, поэтому возникает вопрос о том, насколько присущ субъекту конкретный способ выбора целей независимо от частной ситуации. В современной психологии более аргументированным является мнение об известной стабильности УП, что открывает возможности проводить анализ отдельных свойств личности по параметрам притязаний. В связи с этим была сделана попытка выделить личностные особенности индивида, определяющие его стратегию целеполагания. К личностным детерминантам относят чувство собственного достоинства, смелость, самонадеянность, уверенность, честолюбие, предусмотрительность, осторожность, настойчивость, страх неполноценности, непостоянство, особенности мотивации и др. [6].

В исследовании С. Ю. Литовой показано, что высокий реалистичный УП сочетается с уверенностью в значимости своих действий, ответственностью, с коррекцией неудач за счет собственных усилий и наличием устойчивых жизненных планов [30]. Низкий УП демонстрируют индивиды, которым присущи меньшая эмоциональная устойчивость и большая тревожность. Характерная черта умеренного УП - это принятие себя субъектом. Такие люди общительны, уверены в себе, настроены на успех, не ищут самоутверждения, соизмеряют собственные усилия с ценностью достигаемого.

Одним из направлений изучения УП в связи с индивидуальными различиями является анализ соотношения параметров притязаний со свойствами темперамента. В работе А. Н. Капустина обнаружено, что испытуемые с сильной нервной системой обладают высоким и адекватным или завышенным УП, те же, кто имеет слабую нервную систему, проявляют склонность к занижению притязаний [28]. Я. Рейковский [36], подтверждая результаты С. Ю. Литовой [30], установил, что занижение УП свойственно так называемым перестраховщикам, отличающимся большей эмоциональной нестабильностью, по сравнению с людьми, избирающими цели, соответствующие уровню фактического выполнения. Позицию перестраховщика определяет эмоция ситуативной или пролонгированной тревоги.

И. А. Васильев обращает внимание на большое влияние, оказываемое эмоциями на поведение индивида в ситуации неудачи [21]. Автор отмечает, что в случае неуспеха изменяется стратегия решения задачи: люди, ориентированные на состояние, вследствие переживания негативных эмоций склонны в дальнейшем решать задачи последовательно - аналитически (что, по экспериментальным данным автора, менее эффективно); у субъектов, ориентированных на действие, не возникает переживания негативных эмоций, их стратегия решения задач целостно-интуитивна, направлена на выявление смыслового контекста и схватывание общего замысла нахождения решения.

Описывая действие мотивации, необходимо указать на существование трех потребностей: удерживать притязания на высоком уровне, ставить реальные цели и избегать неудачи. За счет усиления первой или третьей потребности притязания отклоняются от уровня, близкого к реальному выполнению. В зависимости от того, какая из потребностей преобладает, реализуется мотивация достижения или избегания. Мотивацию достижения успеха трактуют как стремление к улучшению результатов, неудовлетворенность достигнутым, настойчивость в достижении целей, стремление добиться своего во что бы то ни стало [6]. D. McClelland, J. Atkinson с соавт. [51], используя Тематический апперцептивный тест (ТАТ) в нейтральных условиях и в ситуациях, стимулирующих мотивацию достижения, продемонстрировали существование потребности достижения у представителей разных культур.

По мнению Е. С. Носовой, составляющими мотивации достижения являются: "мотивирующая" сила вознаграждения за деятельность и принуждающее давление на личность. На развитие мотивации достижения успеха влияют требования, предъявляемые человеком к самому себе; тревожность; достижения и неудачи, совершенные в прошлом; представление человека о самом себе - СО [34]. Высокая потребность в достижении положительно связана с высоким уровнем целеполагания [52].

В рамках изучения притязаний как показателей мотивации достижения проводился анализ связи профессиональных целей, собственных установок с характеристиками достижения: экспертными статусом, скупостью, соперничеством, отношением превосходства, достижением независимости, статусом равенства (цит. по: [26]). Данные обрабатывались методом факторного анализа. С помощью осевого вращения были выявлены три фактора. Первый включает такие характеристики, как "скупость", "отношение превосходства", "соперничество". Для человека характерно в этом случае действие с позиции грубого индивидуализма. К этой группе, с точки зрения авторов, относится часть людей, занимающихся предпринимательской деятельностью. Во второй фактор вошли "статус эксперта" и "статус равного". Здесь достижения цели выявляются в виде оценки чего-либо, которую субъект выбирает в значительной степени в зависимости от компетент-

стр. 17



ного мнения других. Третий фактор включает "достижения независимости" и "отношения превосходства". Для таких людей предпринимательские цели не являются главными; для них высшее превосходство - не личное, а превосходство производимого ими продукта. К этой группе, по мнению исследователей, можно отнести инженеров и актеров.

В другом эксперименте определялось то, какое влияние оказывают успех и неудача в решении задач на достижения, которые предлагались как задания на выявление индивидуальных способностей [49]. Было установлено, что при успехе изменяется в позитивную сторону самоуважение, повышается эгоцентризм. При неудаче фиксировалось снижение самоуважения, социального интереса, властных амбиций.

Немало работ посвящено выяснению влияния притязаний на успех-неуспех в профессиональной сфере. В исследовании R. Teevan и B. Smith постулируется, что люди с высокой боязнью неудачи и с низкой потребностью в достижении имеют низкие профессиональные притязания и низкий профессиональный престиж [58]. Проводилось изучение так называемого "утвержденного интервала" (confirming interval), т. е. расстояния между наибольшими и наименьшими притязаниями [44]. В одном из исследований проверялись три следующие гипотезы [59]:

1) "утвержденный интервал" сужается с опытом;

2) оценки в пределах указанного диапазона аффективно безразличны, но вызывают эмоциональные реакции (позитивные или негативные), если происходит выход за его границы;

3) состояние "возможной вероятности" успеха будущего выполнения в рамках данного интервала ближе к привычным достижениям, чем вне его пределов.

Экспериментальной ситуацией была стрельба в тире. Отмечалось количество попаданий и промахов. После того, как испытуемый справлялся с заданиями, ему предлагали ответить на три вопроса: сколько успешных попыток из 20 Вы ожидали? Какие результаты Вы должны были получить при наилучшем для Вас выполнении? Какие результаты Вы должны были получить при наихудшем для Вас выполнении? Первым вопросом фиксировалось ожидаемое выполнение стрельбы испытуемым. Второй и третий вопросы служили для обозначения границ "утвержденного интервала". Экспериментатор просил также оценить свою стрельбу по 7-балльной шкале: от "очень хорошо" (1) до "очень плохо" (7).

Оказалось, что обследуемые (ими были студенты), которые своим выполнением не попадали в рамки ожидаемого диапазона, снижали нижнюю границу интервала и оценивали собственную работу негативно ("6" или "7"); те, кто выполнял задание лучше ожидаемого, повышали верхнюю границу интервала и оценивали свою работу как позитивную ("1" или "2"). Субъекты, которые укладывались в рамки предполагаемого интервала (+2 попадания), обозначали свои результаты в промежутке либо между верхней границей интервала и ожидавшимися, либо между нижней границей интервала и ожидавшимися результатами. Такие люди оценивали проделанную ими работу позитивно или нейтрально.

Подобные исследования проводили и отечественные специалисты. Так, А. К. Ерофеев изучал поведение в ситуации искусственного неуспеха при решении задач (лабиринтов) разной степени трудности (наряду с выполнимыми заданиями обследуемому предлагались и невыполнимые) [22]. Ограничивалась также зона успеха: субъекту всегда говорили, что он не справился с заданием, если выбирал задачу определенной степени сложности. Было обнаружено, что часть респондентов в такой ситуации быстро ориентировалась и начинала выбирать задания на границе зоны успеха и искусственного неуспеха. Таких испытуемых автор называет "реалистичными": в данных условиях они демонстрируют адекватный УП, выбирая задания в соответствии с собственными возможностями. Однако возникают вопросы о том, что означает искусственно созданный неуспех для индивида, воспринимается ли он как неуспех, причем значимый; насколько жизненной является такая ситуация, возможна ли она в реальности, и, если да, то как человек будет себя в ней вести.

В последние годы популярным становится изучение механизмов УП на компьютере. Делаются попытки связать процесс выбора задач разной сложности (в компьютерном варианте) с мотивационной сферой субъекта: выделяются показатели динамических особенностей мотивационной регуляции деятельности индивида, происходит разбиение испытуемых на группы в зависимости от преобладающей мотивации по структуре целеполагания [1, 2]. Данные исследования являются попытками показать возможность эффективного изучения механизмов УП в машинном варианте (без непосредственного контакта с испытуемым), которые по существу приводят к излишней детализации в анализе целеполагания и в целом упрощают представления об этом процессе.

Значительное место в изучении УП занимают тендерные исследования данного конструкта. Отмечается, что уже в старшем школьном возрасте девочки склонны к использованию стабильных и последовательных поведенческих стратегий, тогда как мальчикам больше свойственно непоследовательное и трудно предсказуемое поведение [60]; девочки характеризуются более гибкими

стр. 18



притязаниями и адекватным поведением в ситуации выбора целей; так называемые атипичные шаги, впервые зафиксированные Хоппе, чаще наблюдаются у мальчиков [42]. Вместе с тем, в некоторых исследованиях, посвященных гендерным аспектам УП, установлено, что у мужчин в целом доминирует мотив достижения успеха, в то время как для женщин характерна мотивация избегания неудач [31, 55].

Л. Э. Семенова [38] констатирует наличие различных вариантов стратегии и тактики притязаний в старшем школьном возрасте, выделяя при этом следующий ряд взаимосвязей между тендерными предпочтениями и характером целеполагания:

1) маскулинность связана с усилиями, готовностью справляться с трудностями, тенденцией увеличения притязаний, поддержания своего Я максимально высоко, стремлением к самоутверждению, стратегией самозащиты и самовосхваления;

2) феминность - с неуверенностью в силах и способностях, отказом от действий, страхом перед неудачей, игнорированием проблемной ситуации, тенденцией снижения притязаний во избежание неудачи;

3) андрогинный тип - с высокой мотивацией достижения, адекватным характером УП, отсутствием атипичных случаев выбора, четкой осознанностью своих реальных возможностей;

4) недифференцированный тип - с низкой мотивацией достижения, отсутствием определенной причинной схемы субъективных отношений к своим успехам и неудачам, склонностью к самообвинению.

К сожалению, автор не объясняет типы указанных тендерных предпочтений и не уточняет процедуру их определения, поэтому полученные данные не вполне понятны.

Особенности целеполагания мужчин и женщин описаны в работе Л. В. Бороздиной и Е. Е. Даниловой [11]. Получены более высокие притязания мужчин (от средневысоких до высоких) по сравнению с УП женщин, которые наряду с выборами в высокой и средневысокой зонах локализуют цели в диапазоне средних и средненизких рангов трудности. Обнаружена большая стабильность УП мужчин; они реже и менее резко снижают цели после неудачи, проявляя большую настойчивость в достижении намеченного результата. Выборы женщин не столь устойчивы и более подвержены воздействию ситуативных факторов. При достаточно высокой адекватности обеих групп отмечается некоторое искажение в СО: у мужчин - в сторону завышения своих возможностей, у женщин - в сторону их занижения. Такое различие, с точки зрения авторов, связано прежде всего с известными культурными стереотипами, следование которым, по всей видимости, является основой дифференциального целеполагания [11].

Определенным объяснением вышеприведенным результатам может служить описываемый в работе Г. В. Турецкой [41] феномен, состоящий в свойственном женщинам избегании успеха из-за ассоциирующихся с ним возможных нежелательных последствий для личной жизни и называемый страхом успеха. В качестве показателей последнего выступают: беспокойство по поводу сохранения семьи, недооценка собственных профессиональных качеств, избегание лидерства в отношениях с мужчинами, потребность в акцентировании своей женственности. Подобные симптомы проявления страха успеха не фиксируются у мужчин, поскольку, по мнению исследователя, существующие полоролевые установки поощряют ориентированность мужчин на карьеру, не одобряя ее проявления у женщин.

В связи с этим особого внимания заслуживают данные, подтверждающие дифференцированный характер притязательной стратегии, определяемый спецификой деятельности и социокультурными тендерными нормами. В случае когда деятельность воспринимается как соответствующая полу, УП повышается, тогда как соответствующая противоположному полу - понижается [4, 53].

К сожалению, в современной зарубежной психологии работ, посвященных проблематике притязаний, существенно меньше, чем тому предмету, который англоязычные авторы синкретически обозначают как self-esteem. Необходимо констатировать определенное снижение интереса к изучению УП и в отечественной психологии по сравнению с 1930 - 1980-ми гг., что, возможно, объясняется изменением представлений о взаимосвязи СО и УП.

^ Соотношение самооценки и уровня притязаний. Долгое время оценка себя отождествлялась с УП или считалась его отражением в ситуации, связанной с постановкой целей, поэтому экспериментальное исследование УП до сих пор нередко упоминается в связи с СО. Как правило, при изучении УП выделяют три основных параметра: высоту, адекватность и устойчивость. Критерием высоты УП служит принадлежность большинства выборов (2/3) одной из зон шкалы трудности: низкой, средней или высокой. Адекватность оценивается по наличию и числу атипичных шагов, а также по соотношению решенных и нерешенных заданий и разрыву между уровнями стойкого успеха и неуспеха. Признаком нестабильности УП считаются резкие, повторяющиеся (три раза и более) изменения с интервалом от трех ступеней трудности [6]. Ввиду весьма ограниченного числа работ, посвященных непосредственно описанию показателей УП, что, по-видимому, обусловлено длительным применением техники ис-

стр. 19





Классификация самооценочных типов.

следования УП для тестирования СО, представляется более удачным рассмотреть параметры притязаний в связи с анализом вариантов соотношения СО и УП по указанным измерениям.

В отечественной психологии впервые к диагностике притязаний обратился В. Н. Мясищев [32], применив ее для тестирования именно СО. Правомерность такого подхода основывалась на теоретических положениях, разработанных в школе К. Левина. Ф. Хоппе связывал УП с уровнем Я, под которым подразумевалась структура, программирующая динамику выбора целей индивида и используемая наряду с терминами "самосознание" и "концепция Я". Характер устанавливаемой между уровнем Я и УП связи не оставляет сомнений, что под первым термином подразумевается нечто близкое к представлению человека о себе. В работах Дж. Фрэнка под понятием "уровень Я" имеются в виду широко охватывающие цели личности, включая ее взгляд на себя [6]. К. Левин указывает на факт учета субъектом собственных возможностей при прогнозе вероятности достижения цели и формулирует положение о том, что человек соотносит выбор целей с СО по тем качествам, от которых зависит успешное выполнение поставленной задачи. С точки зрения Б. В. Зейгарник [25], во всех случаях речь идет о СО, что, по мнению Л. В. Бороздиной [6], является наиболее точной редакцией, поскольку Дж. Фрэнк, обобщая многочисленные исследования УП 1930 - 1940-х гг., утверждает, что анализ притязаний дает возможность выяснить СО человека. Аналогичного взгляда придерживаются J. Gardner [50], P. Sears [54], I. Steiner [56] и ряд других авторов. Такой ракурс рассмотрения УП - его исследование в рамках проблемы СО - характерен для отечественной литературы 1930 - 1980-х гг.

Тесную связь двух конструктов отмечали многие исследователи [19, 22, 25, 27, 32, 37, 39 и мн. др.], допуская, что УП является прямым индикатором СО, и используя в качестве экспериментальной техники для выявления параметров последнего конструкта пробу на УП. Постулировалось, что субъект целеполагает в строгом соответствии с тем, как он себя оценивает. С этой точки зрения о СО свидетельствует уровень трудности выбираемых заданий [24, 35 и др.]. J. Diggory описывает самооценочный процесс в терминах УП и оценки человеком вероятности успеха, полагая, что СО отражается на уровне сложности задания, за которое он берется, или на предсказываемой субъектом вероятности успешного выполнения [48]. Для такого взгляда есть определенные основания, так как тождество характеристик указанных образований регистрируется в ряде работ.

По мнению Е. А. Серебряковой, отсутствие ясных представлений о своих возможностях приводит к неустойчивости в выборе целей: притязания резко повышаются после успеха и так же резко падают после неудачи [39]. Стабильная СО продуцирует сформированный УП, который мало подвержен ситуативным влияниям успеха и неудачи. Отождествляя рассматриваемые конструкты, автор строит, основываясь на измерении УП, классификацию самооценочных типов (см. рисунок).

В исследовании S. Coopersmith, посвященном самоуважению, понимаемому как оптимистическая оценка своих способностей и уверенность в себе, установлено, что низкое самоуважение сопровождается, как правило, низкими притязаниями, а высокое позволяет ставить более высокие цели [47]. По данным I. Steiner, завышенная СО коррелирует с выбором высоких, малореалистичных целей; заниженная оценка себя связана с низкими притязаниями, пессимистическим ожиданием результата действия и самообвинением; при неопределенной СО наблюдаются высокие, но нестойкие цели с переоценкой предполагаемых достижений [56]. Б. В. Зейгарник в подтверждение постулата об известном изоморфизме названных конструктов приводит факты снижения притязаний при низкой оценке себя [25]. А. К. Ерофеев указывает, что по наличию атипичных шагов в пробе на УП можно судить о неадекватности СО [22]. А. В. Захарова отождествляет УП с одним из подвидов СО: УП есть развертывание процесса прогностического или перспективного самооценивания в условиях дефицита времени и информации [24].

С появлением методики изучения СО Дембо-Рубинштейн, получившей широкое распространение в отечественной психологии, оба метода - "самооценка" и "уровень притязаний" - стали использоваться параллельно [6], и в работах многих исследователей обнаруживалось упомянутое выше сходство результатов тестирования СО с помощью двух техник (см., например, [22, 24]).

Однако наряду с совпадением фиксировалось и расхождение данных, в частности, по параметру высоты, поначалу воспринимавшееся как артефакт, связанный с недостаточной надежностью техники измерения СО. Постепенно данные, свидетельствующие о дивергенции двух конструктов, накапливались, что привело к постановке закономерного вопроса о том, всегда ли параметры УП должны соответствовать характеристикам СО субъекта.

стр. 20



Так, по материалам Н. Л. Коломинского, вербальная СО часто оказывается выше притязаний, устанавливаемых в действии, поэтому автор выделяет группы испытуемых с идентичными и неидентичными параметрами двух конструктов [29]. На несовпадение УП и СО указывают Л. И. Божович и Л. С. Славина [5].

Насколько можно судить, в зарубежной литературе отсутствуют специальные исследования, посвященные выяснению соположения названных конструктов по параметру высоты, но удается найти отдельные факты такого несоответствия, однако авторы в лучшем случае фиксируют факт расхождения СО и УП, не подвергая данный феномен серьезной рефлексии и не пытаясь объяснить его. Так, в работе, посвященной сравнению СО детей 10 - 12 лет с экспертной оценкой их поведения, произведенной учителями [46], выясняется, что уровень избираемых целей, далеко не всегда совпадает с СО. В результате автор выделяет четыре группы обследуемых: в двух СО соответствовала притязаниям, в двух избираемые цели либо превосходили оценку себя детьми, либо не достигали ее. На возможность расхождения УП человека и его оценкой собственных возможностей указывает также Н. Манн с соавт. (цит. по: [6]), отмечая, что субъекты, имеющие разную СО и равновысокие притязания, избирают различные жизненные цели.

Положение осложняется существующей в зарубежной и отечественной литературе отмеченной выше терминологической путаницей, проявляющейся в отождествлении СО и самоотношения, СО и образа Я, СО и Я-концепции и т. д., в силу чего не всегда возможно провести корректное сравнение результатов исследований. Авторы большинства работ не дают ясных определений СО и УП, не анализируют характер их связи, по-видимому рассматривая их как общепринятые операциональные конструкты. Если же попытаться дать определение тому, что обычно вкладывается в понятия "самооценка" и "уровень притязаний", становится очевидным: это совершенно различные личностные образования, хотя и взаимосвязанные. Вопрос состоит в том, какова эта связь.

В отечественной психологии благодаря широкому циклу специально проведенных экспериментов, целью которых было проследить возможные варианты соотношений СО и УП, обнаружено, что названные конструкты довольно часто не совпадают по высоте, устойчивости и адекватности, соответствие характеристик данных образований фиксируется только приблизительно в половине случаев [7, 9, 10, 12, 13, 17]. По мнению Л. В. Бороздиной, необходимо учитывать, что более глубокое изучение рассматриваемых феноменов диктует их разделение и применение разных методов регистрации. СО - это оценка субъектом своего потенциала; УП воплощает стереотип тактики целеполагания, привычный способ выбора субъектом целей; избирая их, человек в значительной части случаев действует не совсем точно в соответствии с тем, как он оценивает себя [6].

В работе М. С. Неймарк описаны варианты отношений между СО и притязаниями ребенка, с одной стороны, и его фактическими достижениями - с другой [33]. Установлено, что в некоторых случаях УП оказывается значительно выше реальных возможностей ребенка. Вследствие этого у ребенка диагностируется так называемый "аффект неадекватности", который выражен в наличии резких эмоциональных реакций у детей с завышенными притязаниями в ситуации неуспеха и является результатом того, что устойчивая СО оказывается выше, чем реальные достижения и оценка, получаемая от других. Считая СО основой формирования УП и не указывая на возможность несовпадения уровней этих конструктов, автор, тем не менее, приводит данные, позволяющие предположить, что аффект неадекватности представляет собой следствие высоких притязаний при недостаточно высокой СО, т. е. следствие рассогласования оценки себя и УП.

Комплекс существующих результатов дает возможность иначе взглянуть на вопрос о соотношении СО и У П. Можно констатировать связь данных феноменов и утверждать, что СО является базисом притязаний, однако из этого не следует вывод об однозначном соответствии характеристик указанных образований, поскольку экспериментально оно не подтверждается в ряде работ. Таким образом, УП далеко не всегда точно представляет СО, а значит, его интерпретация как непосредственного показателя последней не может быть признана корректной.

Регистрируемое расхождение СО и УП по высоте может являться одной из важных составляющих дискомфорта в эмоциональной сфере субъекта [7, 13, 14]. Случаи совпадения уровней оценки себя и притязаний (особенно в верхнем секторе) характеризуются самоприятием, удовлетворенностью актуальным статусом, комфортом в эмоциональной сфере; равновесное положение СО и УП сочетается с низкими или средними показателями личностной тревожности [10, 13].

При подъеме УП относительно СО, когда субъект при достаточно скромном представлении об имеющихся у него достижениях высоко целеполагает, наблюдаются недовольство собой и достигнутым, намерение изменить, а иногда нарушить сложившееся положение. В случае дивергенции СО и УП высокие выборы целей - следствие не высокой СО, а желания создать для нее базу, повысить потенциал самовосприятия за счет

стр. 21



упорных попыток реализовать успех на удовлетворяющем человека уровне. Это вызывает внутренний дискомфорт, повышение индекса тревожности, уровня агрессивности, фрустрированность, что свидетельствует о личностном неблагополучии [9, 10, 12, 13]. Расхождение уровней СО и УП в пользу последнего мотивирует человека к высоким достижениям, но резкая дивергенция, когда субъект в собственном представлении или объективно ставит себя в условия неудачи или риска, провоцирует конфликтные ситуации, которые могут давать картину, сходную с невротической реакцией [17]. Заниженный УП по сравнению с СО, что встречается в значительно меньшем проценте случаев, говорит об известной осторожности субъекта, избегании риска, оберегании достигнутого, отсутствии уверенности в прочности занятой позиции, не являясь бесспорным свидетельством реального снижения СО [9, 10, 12, 13].

Данные, косвенно указывающие на подобные расхождения, можно найти и в зарубежной литературе [45]. Авторы, обобщая работы разных исследователей, анализируют феномен стремления к сверхдостижениям. Это явление, зафиксированное в американской культуре, возникает в тех случаях, когда субъект, хронически неуверенный в себе, сомневающийся в своих способностях, пытаясь компенсировать неуверенность, старается достичь очень высоких результатов в работе. Люди с мотивацией сверхдостижения при выполнении задания стремятся свести на нет возможность неудачи, прикладывая неимоверные усилия, чтобы добиться успеха и тем самым за счет достижений поднять оценку собственных возможностей. Однако, поскольку такие субъекты достигают результата ценой значительных усилий, успех приписывается не способностям индивида, а его усилиям, в результате чего не удается поднять СО. Другой стратегии повышения уверенности в себе придерживаются люди, оберегающие позитивные представления о себе. В отличие от испытуемых со сверхпритязаниями, они отказываются от попыток достичь высоких результатов, тем самым страхуя себя от возможных неудач, способных привести к еще большему снижению уверенности в себе. Таким образом, в обоих случаях поведение мотивировано стремлением побороть недостаток уверенности в своих силах, но делается это по-разному. В первом случае субъект пытается компенсировать низкую оценку своего потенциала за счет достижения высоких целей. Во втором - человек оберегает имеющиеся у него представления о собственных возможностях, понижая притязания и тем самым избегая возможных неудач.

Как видим, здесь просматриваются аналогии с результатами, полученными в отечественной экспериментальной психологии [13], где авторы выделяют два типа расхождения описываемых конструктов: повышение СО относительно УП и подъем притязаний по сравнению с оценкой себя.

Экспериментально показано, что при гармоничном сочетании СО и УП тревожность имеет низкие или средние показатели, в то время как разрыв уровней рассматриваемых образований сопряжен с увеличением индекса тревожности [13, 20, 23] по принципу: чем больше дивергенция, тем выше уровень тревожности [20]. Авторы объясняют выявленную закономерность так: неудовлетворенность субъекта своей СО побуждает его выбирать задачи того уровня трудности, решение которых позволит существенно повысить уровень собственной СО, что может привести к весьма эффективной постановке адекватных целей. Неадекватное же завышение целеполагания относительно СО приводит к накоплению неуспеха и создает предпосылку для роста тревожности. У испытуемых, демонстрирующих занижение УП по сравнению с СО, отмечается желание избежать риска и сохранить существующий самооценочный статус на высоком уровне. Это свидетельствует о наличии установки на перестраховку, что Я. Рейковский [36] связывает с эмоцией тревоги [20].

Дивергенция СО и УП также влечет за собой появление или усиление агрессивности и фрустрации [8, 14, 17]. Л. В. Бороздина и Т. М. Капник исследовали реакции на фрустрацию при несоответствии уровня СО и УП [14]. Оказалось, что гармоничное соотношение конструктов коррелирует с фрустрационной толерантностью, самостоятельностью и относительной независимостью от социального окружения, с умением быть "над ситуацией", склонностью спокойно реагировать на фрустрирующие ситуации. У испытуемых с рассогласованием высотных параметров СО и УП наблюдались: выраженная фрустрированность, зависимость от социального окружения, неспособность обесценивать актуально неприятное событие, широкая вербальная продукция при довольно бедном репертуаре ответов.

В ряде работ установлено, что несоответствие СО и УП по высоте, сопровождающееся комплексом отрицательных эмоций, является потенциально патогенным для психосоматических заболеваний, таких, как первичная артериальная гипертония, язвенная болезнь дуоденума [8, 15, 16, 18, 20]. Авторы анализируют наличие и выраженность так называемой "триады риска" - сочетание завышенных притязаний, сниженной СО и повышенной тревожности - на материале названных патологий. Обнаружено, что в группе больных несоответствие характеристик СО и УП проявляется чаще и в значительно более резкой форме, чем в группе нормы: высокий УП сочетается с низкой или средненизкой СО, наряду с этим фиксируется значительное повышение тревож-

стр. 22



ности. Более яркая выраженность анализируемой триады дает основания предполагать, что тактика целеполагания, состоящая в постановке слишком высоких задач, может служить одним из факторов риска возникновения артериальной гипертонии или язвенной болезни дуоденума [8, 15, 16, 18, 20]. Это тем более важно, что факт расхождения СО и УП регистрируется уже у подростков.

Анализ отечественной и зарубежной литературы, затрагивающей вопрос о соотношении СО и УП, показал, что длительное время данные конструкты рассматривались как тождественные (это допускало использование техники диагностики притязаний для измерения оценки себя). Подобный взгляд основывался на фиксируемом многими исследователями факте совпадения высотных характеристик СО и УП [24, 25, 47, 48, 56 и др.]. Однако более глубокое изучение выявило, что наряду с совпадением наблюдается также рассогласование притязаний и оценки себя по параметрам высоты, адекватности и устойчивости [5, 7, 9, 10, 29, 46], что свидетельствует о необходимости разделения указанных феноменов и применения разных методов их регистрации. В цикле специально проведенных работ было экспериментально и математически доказано, что СО и УП являются самостоятельными образованиями, соответствие характеристик которых фиксируется приблизительно в половине случаев [7, 9, 10, 12, 13, 17]. Таким образом, можно утверждать, что СО служит базисом притязаний, но далеко не всегда УП оказывается точным ее отражением.

Обнаружено, что благоприятное сочетание анализируемых конструктов сопровождается самоприятием и комфортом в эмоциональной сфере, в то время как их дивергенция сопряжена с ростом личностной тревожности, агрессивности, изменением типа реакции на фрустрацию [7, 13, 14,]. В ряде случаев несовпадение СО и УП по высоте может стать одним из факторов риска возникновения психосоматических заболеваний [8, 15, 16, 18, 20]. В данном контексте представляет интерес дальнейшее исследование взаимосвязи СО и УП с показателями тревожности, фрустрированности, агрессивности и т. п. При этом в силу меньшей изученности параметров устойчивости и адекватности оценки себя и притязаний [12] появляется необходимость проанализировать связь различных вариантов соположения названных образований по их стабильности и адекватности как таковых, а также с комплексом эмоциональных и мотивационных особенностей. Важным является выяснение вопроса о том, возникает ли аффективно-мотивационное сопровождение в качестве реакции на дисгармонию исследуемых конструктов по параметрам устойчивости и адекватности. Первая попытка его решения была сделана Л. В. Бороздиной и Е. А. Залученовой [13]. Согласно полученным результатам, при рассогласовании СО и УП по указанным измерениям не отмечается мотивационно-эмоционального сопровождения, подобного тому, какой имеется при расхождении изучаемых образований по высоте. Однако выявленные факты требуют верификации на большей статистике.

Исследование характеристик соотношения СО и УП, их сочетаний по параметрам стабильности и адекватности с рядом личностных особенностей может прояснить принцип связи различных соположений двух важнейших конструктов регуляции поведения с эмоционально-мотивационной сферой субъекта. Результат такого изучения чрезвычайно важен для диагностики личностных свойств человека и их эффективной коррекции.

^ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Арестова О. К. Влияние мотивации на структуру целеполагания // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1998. N 4.

2. Арестова О. К., Бабанин Л. Н., Тихомиров О. Н. Возможности анализа уровня притязаний при применении компьютера // Вопросы психологии. 1992. N 1.

3. Батурин Н. А. Влияние успеха и неудачи на функциональное состояние человека // Вопросы психологии. 1984. N 5.

4. Берн Ш. Тендерная психология. СПб., 2001.

5. Божович Л. И., Славина Л. С. Случаи неправильного взаимоотношения ребенка с коллективом и их влияние на формирование личности // Вопросы психологии. 1976. N 1.

6. Бороздина Л. В. Исследование уровня притязаний. М., 1985 - 2000.

7. Бороздина Л. В. Теоретико-экспериментальное исследование самооценки: Дисс. ... докт. психол. наук. М., 1999.

8. Бороздина Л. В., Былкина-Михеева Н. Д. "Триада риска" у больных с дуоденальной язвой // Психол. журн. 2002. Т. 23. N 2.

9. Бороздина Л. В., Видинска Л. Соотношение самооценки и уровня притязаний // Личность в системе коллективных отношений. М., 1980.

10. Бороздина Л. В., Видинска Л. Притязания и самооценка // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1986. N 3.

11. Бороздина Л. В., Данилова Е. Е. О различии в характеристиках притязаний мужчин и женщин // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1987. N 2.

12. Бороздина Л. В., Залученова Е. А. Соотношение самооценки и уровня притязаний по параметрам устойчивости и адекватности // Новые исследования в психологии и возрастной физиологии. 1989. N 2.

стр. 23



13. Бороздина Л. В., Залученова Е. А. Увеличение индекса тревожности при расхождении уровней самооценки и притязаний // Вопросы психологии. 1993. N 1.

14. Бороздина Л. В., Капник Т. М. Реакция на фрустрацию при несоответствии уровня самооценки и притязаний // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. М. В. Ломоносова. М., 2002. Вып. 1.

15. Бороздина Л. В., Пукинска О. В. Личностные особенности больных артериальной гипертонией // Ежегодник РПО "Психология сегодня". М., 1996. Т. 2. Вып. 4.

16. Бороздина Л. В., Пукинска О. В., Щедрова Л. В. Верификация "триады риска" на материале первичной артериальной гипертонии // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 2002. N 2.

17. Бороздина Л. В., Русаков С. В. Концепция Я и характер реакции на фрустрацию как детерминанты социальной адаптации молодежи // Понимание и общение в учебно-воспитательном процессе. Фрунзе, 1983.

18. Бороздина Л. В., Шулепова О. В. Соотношение самооценки и уровня притязаний в норме и при некоторых видах кардиопатологии // Личность и труд. -Деп. в ГЦНМБ. М., 1987.

19. Братусь Б. С. Психологический анализ изменений личности при алкоголизме. М., 1974.

20. Былкина И. Д. Соотношение самооценки и уровня притязаний в норме и при психосоматический патологии: Дисс. ... канд. психол. наук. М., 1995.

21. Васильев И. А. Мотивационно-эмоциональная регуляция мыслительной деятельности: Дисс. ... докт. психол. наук. М., 1998.

22. Ерофеев А. К. Развитие методов исследования уровня притязания: Дисс.... канд. психол. наук. М., 1983.

23. Залученова Е. А. Соотношение самооценки и уровня притязаний и его влияние на личностные особенности: Дисс. ... канд. психол. наук. М., 1995.

24. Захарова А. В. Уровень притязаний как показатель самооценки // Новые исследования в психологии и возрастной физиологии. 1989. N 1.

25. Зейгарник Б. В. Теория личности Курта Левина. М., 1981.

26. Зинова Т. В. Динамика развития самооценки в младшем школьном возрасте: Дисс. ... канд. психол. наук. М., 2002.

27. Казарновская В. Л. Соотношение уровня притязаний и самооценки у психически больных подростков: Тезисы докладов конференции "Проблемы патопсихологии". М., 1972.

28. Капустин А. Н. Исследования уровня притязаний в условиях психологического стресса в связи со свойствами нервной системы и темперамента: Дисс. ... канд. психол. наук. М., 1980.

29. Коломинский Н. Л. Самооценка и уровень притязаний учащихся старших классов вспомогательных школ в учебной деятельности и межличностных отношениях: Дисс. ... канд. психол. наук. Минск, 1972.

30. Литова С. Ю. Мотивационно-психологические факторы успеха. Йошкар-Ола, 1996.

31. Маркова А. К. Активизация мотивации достижения учащихся // Детский психолог. 1996. Вып. 12.

32. Мясищев В. Н. Работоспособность и болезни личности // Невропатология, психиатрия и психогигиена. 1935. Т. IV. Вып. 9 - 10.

33. Неймарк М. С Некоторые проблемы личности школьника. М., 1975.

34. Носова Е. С. Влияние самооценки на развитие мотивации достижения успеха // http://conference.kemsu.ru/center/conf/niobel/sect/index.htm?sec_id=162, 2001.

35. Резниченко Н. А. Особенности самооценки старших школьников при овладении способами учебной работы // Вопросы психологии. 1986. N 3.

36. Рейковский Я. Личность и ее подверженность влияниям эмоций - проблема эмоциональной устойчивости // Экспериментальная психология эмоций. М., 1979.

37. Сафин В. Ф. Устойчивость самооценки и механизм ее сохранения // Вопросы психологии. 1975. N 3.

38. Семенова Л. Э. Тендерный анализ стратегии и тактики притязаний у детей старшего школьного возраста // Вопросы психологии. 2002. N 6.

39. Серебрякова Е. А. Уверенность в себе и условия ее формирования у школьников: Дисс. ... канд. психол. наук. М., 1956.

40. Тульчинский М. М. Особенности самооценки и уровня притязаний в позднем возрасте: Автореф. дисс. ... канд. психол. наук. М., 1996.

41. Турецкая Г. В. Страх успеха: психологическое исследование феномена // Психол. журн. 1998. Т. 19. N 1.

42. Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. М., 1986.

43. Bagley C. Personality, cognition and values. Calgary, 1986.

44. Birney H., Teevan R. Fear of failure. N. J., 1969.

45. Chang L., Arkin R., Leong F. et al. Subjective over-achievement in American and Chinese college students // J. of Cross-Cultural Psychol. 2004. V. 35. N 2.

46. Coopersmith St. A method for determining types of self-esteem //J. Abnorm. Soc. Psychol. 1959. V. 59. N 1.

47. Coopersmith S. The antecedents of self-esteem. San Francisco, 1967.

48. Diggory J. C. Self-Evaluation: Concepts and Studies. N. Y., 1966.

49. Fry P. Success, failure and self-other orientations // J. of Psychol. 1976. V. 93.

50. Gardner J. The use of the term "level of aspiration" // Psychol. Rev. 1940. V. 47.

51. McClelland D., Atkinson J., Clark R., Lowell E. The Achievement Motive. N. Y., 1976.

52. Mathew A., Kunhikhshnan K. Achievement motivation in relation to level of aspiration // Psychological Studies. 1995. V. 40(2).

53. Nauta M., Epperson D., Kahn J. A multiple-groups analysis of predictors of higher level career aspirations among women in mathematics, science, and engineering majors // J. of Counseling Psychol. 1998. V. 45(4).

стр. 24



54. Sears P. Level of aspiration in relation to some variables of personality: clinical studies // J. Soc. Psychol. 1941. V. 14.

55. Singh S., Kaur H. The relationship of motives, aspiration and anxiety women teachers at different professional levels // Asian J. Psychol. and Educ. 1976. N 1, 2.

56. Steiner I. Self-perception and goal-setting behavior // J. Pers. 1957. V. 25.

57. Steisel B., Cohen B. The effects of two degree of failure on level of aspiration and performance // J. of Abnorm. and Soc. Psychol. 1951. V. 46. N 1.

58. Teevan R., Smith B. Relationships of fear of failure and need achievement motivation to a confirming interval as measure of aspirational levels // Psychol. Rep. 1975. V. 36.

59. Teevan R., Smith B., Greenfeld N., Loornis D. Practice Performance and level of aspiration // Psychol. Rep. 1982. V. 48.

60. Wytriol S., Werner A. Are the boys more variable than girls? //J. Genet. Psychol. 1989. V. 150. N 1.

^ SELF-APPRAISAL AND LEVEL OF ASPIRATION CHARACTERISTICS RATIO. PART 2. ASPIRATION LEVEL AND VARIANTS OF ITS COMBINATIONS WITH SELF-APPRAISAL

E. V. Zin'ko

Post-graduate student, Moscow State University after M. V. Lomonosov

Analytical review of domestic and foreign literature, examining level of aspiration and its correlations with such characteristics of self-appraisal as height, adequacy and stability is presented. The described constructs have been identifying for a long period of time, but in a series of specially organized experiments it was revealed that correspondence of the mentioned constructs is set up only in a half of cases. Theirs height mismatch is connected with the increase of personal anxiety, aggressiveness and frustration. Such affective-motivation accompaniment is not recorded under self-appraisal's and aspiration's stability and adequacy discrepancy.

^ Key words: self-appraisal, level of aspiration, correlation of its characteristics, anxiety, aggressiveness, frustration.

стр. 25



sinhronistichnost-akauzalnij-svyazuyushij-princip.html
sinhronizatori-i-vremyazadayushie-ustrojstva-primenenie-integralnih-shem-hejzerman.html
sinhronnij-turnir-baltijskij-bereg-tur-yanvar-redaktor-konstantin-knop-sankt-peterburg-rossiya-chast-voprosov-paketa-vzyata-v-redakture-konstantina-naumenko-kiev-ukraina-i-alekseya-bogoslovskogo.html
sini-boga-i-svyashennij-ostrov-nauki-religii-i-filosofii.html
sinibi-10-zharatilistanu-matematika-baiti.html
sinibi-7-abv-tairibi-english-is-my-favourite-subject.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zakonodatelstvo-o-krestyanah-kurs-russkoj-istorii-1-lekciya-lxii-7-znachenie-voennoj-reformi-7-polozhenie-dvoryanstva.html
  • report.bystrickaya.ru/iniciativnuyu-gruppu-agentstvo-kulturi-administracii-krasnoyarskogo-kraya.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tima-bartona-edvard-ruki-nozhnici-stranica-2.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/osnovnie-pokazateli-ekonomicheskogo-razvitiya-rajona-stranica-4.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-4-kompyuternie-metodi-v-sisteme-obrazovaniya-uchebnoe-posobie-prednaznacheno-dlya-studentov-vuzov-estestvennonauchnih.html
  • shkola.bystrickaya.ru/mnogoprocessornie-sistemi-operacionnie-sistemi-unix.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sobranie-deputatov-krasnochetajskogo-rajona-reshilo-stranica-3.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zao-irelyahneft-pravitelstvo-respubliki-saha-yakutiya-postanovlenie-ot-27-oktyabrya-2005-g-n-585-ob-utverzhdenii.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zov-morya-pareti-kapoliveri-ostrov-elba-23-noyabrya-1976-g.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rozhdenie-tragedii-iz-duha-muziki-stranica-5.html
  • universitet.bystrickaya.ru/statya-14-tehnicheskoe-predlozhenie-postavka-uchebnoj-literaturi-na-yazikah-korennih-malochislennih-narodov-severa.html
  • testyi.bystrickaya.ru/5-konceptualnie-osnovi-i-opit-predprofilnoj-podgotovki-5.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/organizaciya-turisticheskoj-deyatelnosti-za-rubezhom.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/otrazhatelnaya-pech-dlya-plavki-mednih-koncentratov-na-shtejn.html
  • shkola.bystrickaya.ru/mezhdunarodnaya-set-molodezhnoe-pravozashitnoe-dvizhenie-fridom-haus-budapesht.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razrabotano-na-osnovanii-programmi-obsheobrazovatelnih-uchrezhdenij-muzika-5-7-klassi-2010-g-avtori-g-p-sergeeva-e-d-kritskaya-5-klass-muzika-tematicheskoe-planirovanie.html
  • knigi.bystrickaya.ru/russkij-chernij-terer-zhadi-buazhelu-ot-medzhik-flejm.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekciya-3-riski-sushestvennost-v-audite-i-auditorskaya-viborka.html
  • notebook.bystrickaya.ru/itogo-5-konkursnaya-dokumentaciya.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pravila-igri-v-ruletku-4-stranica-7.html
  • esse.bystrickaya.ru/raznie-nazvaniya-odnogo-lidera-kirbidzhon-kolduell.html
  • notebook.bystrickaya.ru/holodnogo-vodosnabzheniya-stranica-3.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-2-avtomatizirovannie-rabochie-mesta-informacionnie-i-kommunikacionnie-tehnologii-v-dou-i-arhivovedenii.html
  • nauka.bystrickaya.ru/vliyanie-cvetov-interera-v-pomesheniyah-gou-na-uchashihsya-konferenciya-kupchinskie-yunosheskie-chteniya-nauka-tvorchestvo-poisk.html
  • lesson.bystrickaya.ru/programma-uchebnogo-kursa-po-viboru-dlya-specialnosti-030501-65-yurisprudenciya.html
  • essay.bystrickaya.ru/blagotvoritelnaya-deyatelnost-yuzhnouralskogo-kupechestva-v-pervoj-polovine-xix-veka.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kommentarij-k-state-66-zemelnogo-kodeksa-rossijskoj-federacii-metodi-ocenki-zemli-zemlya-kak-obekt-ekonomicheskoj-ocenki.html
  • control.bystrickaya.ru/chupahina-olega-nikolaevicha-stranica-2.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/0601-ekonomika-buhgalterskij-uchet-i-kontrol-po-otraslyam.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/oblozhenie-nalogovoj-vremya-novostej-sklyarova-irina-29092006-178-str-4-gosduma-rf-monitoring-smi-29-sentyabrya-2006-g.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tablica-5-ya-v-krasheninnikova-detkov-m-g-tyurmi-lagerya-i-kolonii-rossii-m-verdikt-lm-1999-448s-il.html
  • uchit.bystrickaya.ru/teoreticheskij-i-empiricheskij-analiz-predstavlenij-o-yadre-lichnosti-model-soglasovannosti-nekotorie-voprosi-voznikayushie.html
  • report.bystrickaya.ru/k-temam-11-12-o-gosudarstvennoj-granice-rossijskoj-federacii-zakon-rf-ot-1-aprelya-1993-goda-vedomosti-rf-1993-17-st-594.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-16-reshenie-suda-statya-zakonodatelstvo-o-grazhdanskom-sudoproizvodstve.html
  • pisat.bystrickaya.ru/stroitelnaya-mehanika-i-metallicheskie-konstrukcii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.